Главная >> На досуге >> Солигорчанка откровенно рассказала о том, как долго не могла забеременеть: "Расходитесь или обращайтесь к Всевышнему", -таким был вердикт"

Солигорчанка откровенно рассказала о том, как долго не могла забеременеть: «Расходитесь или обращайтесь к Всевышнему», -таким был вердикт»

$ |

Счастливицы никогда не озадачиваются темой материнства, потому что однажды оно приходит к ним как данность. А кто-то одержим этой мечтой на протяжении многих лет: без устали разыскивают хороших врачей, с трудом, но возрождаются после очередного потрясения, а вконец отчаявшись, взывают к милости Божьей, только в ней видя свое спасение… Эта невыдуманная история — ответ на многие вопросы. Щепетильные. Сокровенные. И я безмерно благодарна Женщине (да, именно так — с большой буквы), которая не побоялась быть настолько «обнаженной», чтобы помочь другим. Таким же, как она сама. Тем, кто не перестает ВЕРИТЬ, что путь к материнству непременно закончится долгожданным счастьем.

 

 

«Когда мы познакомились с моим мужем, я была совсем молоденькой — заканчивала десятый класс»

 

— Наше общение было недолгим, потому что Сашу призвали в армию. Я писала ему практически каждый день. Он тоже старался писать мне часто, а когда его служба подходила к концу, Саша сделал мне предложение. Да, в одном из писем. А мы до сих пор их храним, перевязав ленточкой. Так приятно перечитывать историю нашей любви (улыбается).

 

Так вот пока я «грызла гранит наук» в педагогическом училище Могилева, Саша вернулся из армии и терпеливо ждал, когда я сдам экзамены. Но дожидался не у себя дома, а в доме моих родителей, где быстро стал своим. Неудивительно, потому что мой будущий супруг сразу пришелся всем по душе — он очень рукастый, хозяйственный и бесконечно добрый человек. Так что мне ничего другого не оставалось, как стать его женой (смеется). Это было в девяносто втором.

 

В мае я сдала экзамены, а 18 июля мы расписались. Но за два дня до регистрации оба прошли обряд крещения, чтобы сразу после свадьбы скрепить свой союз уже перед Богом. Венчались тогда редко. Может, время было такое. Неспокойное. Распад Союза, забастовки. Почему мы приняли такое решение? Саша проходил службу на границе с Афганистаном — помогал выводить советские войска. Ему многое довелось повидать. И вернулся он, не скажу, что набожным человеком, но близким к церкви. После свадьбы (ой, какая замечательная у нас была свадьба!) мы сняли с мужем квартиру и стали мечтать о ребенке…

 

 

Одна неблагополучная беременность, вторая...

 

Ходили по врачам, проходили всевозможные обследования. Никто из медиков не видел объективных причин, почему нам не удается зачать. И тогда мы с мужем отправились в Минский центр ЭКО, где нас ждало новое потрясение. Нам сказали, что мы оба совершенно здоровы, но нам остается только разойтись, чтобы в другом браке у каждого из нас родились здоровые дети.

 

Я была в шоке — это сказала врач, которая стояла у истоков ЭКО и помогла стольким женщинам! «Расходитесь или обращайтесь к Всевышнему», — таким был ее вердикт. На меня разом навалилось что-то страшно тяжелое, а Саша, за что я до конца своих дней буду ему благодарна, сказал: «Я согласен на инсеминацию (донорскую помощь). Об этом будем знать только мы с тобой, а ребенка я выращу, как своего».

 

Потом я заболела, и меня положили в областной роддом. Там я встретила врача, который попытался нам помочь с зачатием, прооперировал меня, а затем тоже порекомендовал обратиться к Высшим силам.

 

 

«В Чижевичский храм мы с мужем поехали прямиком из областной больницы»

 

Настоятелем храма тогда был отец Михаил, он-то и стал духовником у моего Саши. Признаюсь, поначалу я была настроена весьма скептически. Гневалась и на врачей, и на Бога. На Бога особенно — мне трудно было смириться с тем, что он не дает нам детей, ведь мы живем в венчанном браке и стараемся соблюдать христианские законы. И тогда отец Михаил произнес очень нужные, правильные, как оказалось, слова: «Бойся своих желаний. Что бы ты делала, если бы твой ребенок родился не таким, о каком ты мечтаешь? Возможно, Господь тебя бережет. Жди того ребенка, который тебя осчастливит. Не ропщи на Господа — он лучше знает, ЧТО для тебя благо».

 

Этот человек — большой — вытянул меня из состояния, когда мне просто не хотелось жить. Он говорил, что будет молиться за нас до тех пор, пока в нашей семье не появится малыш. И мы тоже должны будем молиться... И однажды этот счастливый день настал!

 

 

«Свой тест на беременность я храню до сих пор, периодически достаю и любуюсь на две заветные полоски...»

 

И, конечно, помню тот день во всех мельчайших подробностях. Саша был на работе, я его терпеливо ждала, а потом просто не знала, как ему сказать о своих предположениях. Говорила что-то вроде: «Не знаю, наверное, возможно, это не точно». Очень осторожничала, боясь спугнуть хрупкое счастье, которое, наконец, заглянуло в наш дом. Но с каждым днем уверенность росла, и мы чувствовали себя самыми счастливыми на свете! Всю беременность меня наблюдали минские врачи, я не пропустила ни одной воскресной службы в храме, а еще поправилась с 42 килограммов до 76!

 

Саша не давал мне и пальцем пошевелить по хозяйству и просто закармливал вкусняшками (смеется). Вот и получается, что я вынашивала нашего ребенка, а мой муж вынашивал меня.

 

 

Я до сих пор задаюсь вопросом: почему наш сын так долго к нам шел?! На него не могут дать ответ даже священники. Просто потому, что такова жизнь. Все испытания даются человеку для того, чтобы что-то понять. И нам с мужем они были даны не просто так...

 

Рожали мы нашего Арсения в Солигорске. Рожали, можно сказать, всей родней (улыбается). А когда я очнулась от наркоза (у меня было кесарево сечение) и мне принесли этот теплый, драгоценный комочек, моя жизнь стала писаться заново…

 

 

 

«Сейчас Арсению 15 лет. Мы с ним очень близки»

 

Может, это и неправильно, но хотя бы незримой тенью я всегда стараюсь быть где-то неподалеку, рядом. А он может даже и не догадываться, что находится под таким тотальным контролем (смеется).

 

Да все у нас хорошо. Я заставляю сына заниматься английским, и это принесло свои плоды. Он прекрасно играет в большой теннис, хорошо учится в школе, имеет музыкальное образование по классу «гитара» — тоже я заставила. Говорю Арсению: «Осталось только заставить тебя получить водительские права, и ты полностью укомплектован!» (смеется).

 

Что я буду делать, когда сын влюбится и мне придется отдать его другой женщине? Вот об этом я сейчас стараюсь не думать. Знаю, что для меня это будет крайне тяжело. Какой я буду свекровью? Или очень хорошей, или ужасной (смеется). А знаете, что меня по-настоящему радует в нашем ребенке? У него такое же доброе сердце, как и у Саши. Он не пройдет мимо ни одного бездомного животного (скольких мы выхаживали у себя дома — не счесть!). Любит собирать со мной «рождественскую корзинку» и «портфель к школе» для детей из малоимущих семей и очень радуется, что помогает им стать чуточку счастливее.

 

Мы стараемся участвовать во всех благотворительных мероприятиях — Арсений приучен к этому с самого детства. Кто-то, возможно, и не поймет такого сострадания и любви к ближнему, но я точно знаю, что мой сын растет хорошим человеком. Человеком, который не обидит беззащитное создание, бросится на помощь нуждающимся и отдаст последнюю рубаху своему другу. Совсем, как его отец.